Азартный композитор Александр Алябьев

Лучшие онлайн казино за 2020 год, честный рейтинг:
  • Сол Казино
    Сол Казино

    1 место! Самый высокий процент отдачи!

  • Рокс Казино
    Рокс Казино

    2 место! Контроль честности!

  • ПинАп Казино
    ПинАп Казино

    Ретро-дизайн и моментальный вывод денег!

  • ФРЭШ Казино
    ФРЭШ Казино

    Свежий дизайн и высокая отдача денег!

Азартный композитор Александр Алябьев

. Все родное к сердцу ближе.
Сердце чувствует живей,
Ну пропой же, ну начни же:
Соловей мой, соловей.

В. Домонтович

Любопытное было это дарование по душевной чуткости и соответствию запросам множества людских сердец, бившихся в тон алябьевским мелодиям. В нем уживались пестрота наблюдений ума, едва ли не «фельетониста от музыки», с вниканием в запросы сердца своих современников.
Б. Асафьев

Бывают композиторы, обретающие славу и бессмертие благодаря единственному произведению. Таков А. Алябьев — автор знаменитого романса «Соловей» на стихи А. Дельвига. Этот романс поют во всем мире, ему посвящают стихи и рассказы, он существует в концертных обработках М. Глинки, А. Дюбюка, Ф. Листа, А. Вьетана, а количество безымянных его переложений безгранично. Однако помимо «Соловья» Алябьев оставил большое наследие: 6 опер, балет, водевили, музыку к спектаклям, Симфонию, увертюры, сочинения для духового оркестра, многочисленные хоровые, камерные инструментальные произведения, более 180 романсов, обработки народных песен. Многие из этих сочинений исполнялись при жизни композитора, пользовались успехом, хотя издано было немногое — романсы, несколько фортепианных пьес, мелодрама «Кавказский пленник» по А. Пушкину.

Судьба Алябьева драматична. Долгие годы он был оторван от музыкальной жизни столичных городов, жил и умер под гнетом тяжкого, несправедливого обвинения в убийстве, которое сломало его жизнь на пороге сорокалетия, разделив биографию на два контрастных периода. Первый складывался удачно. Детские годы прошли в Тобольске, губернатором которого был отец Алябьева, человек просвещенный, либеральный, большой любитель музыки. В 1796 г. семья переехала в Петербург, где Александр в 14 лет был зачислен на службу по горному ведомству. Одновременно начались серьезные занятия музыкой у И. Миллера — «знаменитого контрапунктиста» (М. Глинка), у которого обучались композиции многие русские и иностранные музыканты. С 1804 г. Алябьев живет в Москве, и здесь в 1810-х гг. были изданы его первые сочинения — романсы, фортепианные пьесы, написан Первый струнный квартет (впервые издан в 1952 г.). Эти сочинения являются едва ли не самыми ранними образцами русской камерной инструментальной и вокальной музыки. В романтической душе молодого композитора особый отклик находила тогда сентиментальная поэзия В. Жуковского, позже уступившая место стихам Пушкина, Дельвига, поэтов-декабристов, а в конце жизни — Н. Огарева.

Отечественная война 1812 г. отодвинула музыкальные интересы на второй план. Алябьев пошел добровольцем в армию, сражался вместе с легендарным Денисом Давыдовым, был ранен, награжден двумя орденами и медалью. Перед ним открывалась перспектива блестящей военной карьеры, но, не испытывая рвения к ней, Алябьев в 1823 г. вышел в отставку. Живя попеременно в Москве и Петербурге, он сблизился с артистическим миром обеих столиц. В доме драматурга А. Шаховского он встречался с Н. Всеволожским — организатором литературного общества Зеленая лампа; с И. Гнедичем, И. Крыловым, А. Бестужевым. В Москве на вечерах у А. Грибоедова музицировал с А. Верстовским, братьями Виельгорскими, В. Одоевским. Алябьев участвовал в концертах как пианист и певец (прелестный тенор), много сочинял и все больше завоевывал авторитет у музыкантов и любителей музыки. В 20-е гг. на сценах московских и петербургских театров появляются водевили М. Загоскина, П. Арапова, А. Писарева с музыкой Алябьева, а в 1823 г. в Петербурге и Москве с большим успехом состоялась постановка его первой оперы «Лунная ночь, или Домовые» (либр. П. Муханова и П. Арапова). . Оперы Алябьева ничем не хуже французских комических опер, — писал Одоевский в одной из своих статей.

24 февраля 1825 г. случилась беда: во время карточной игры в доме Алябьева произошла крупная ссора, один из ее участников вскоре скоропостижно скончался. Странным образом в этой смерти обвинили Алябьева и после трехлетнего судебного разбирательства сослали в Сибирь. Начались многолетние скитания: Тобольск, Кавказ, Оренбург, Коломна.

. Твоя воля отнята,
Крепко клетка заперта,
Ах, прости, наш соловей,
Голосистый соловей.
— писал Дельвиг.

«. Не так живи, как хочется, а как бог велит; никто столько не испытал, как, я, грешный. » Только сестра Екатерина, добровольно последовавшая за братом в ссылку, да любимая музыка спасали от отчаяния. В ссылке Алябьев организовал хор, выступал в концертах. Переезжая с одного места на другое, он записывал песни народов России — кавказские, башкирские, киргизские, туркменские, татарские, использовал их напевы и интонации в своих романсах. Совместно с украинским историком и фольклористам М. Максимовичем Алябьев составил сборник «Голоса украинских песен» (1834) и постоянно сочинял. Он писал музыку даже в тюрьме: находясь под следствием, создал один из лучших своих квартетов — Третий, с вариациями на тему «Соловья» в медленной части, а также балет «Волшебный барабан», долгие годы не сходивший со сцен русских театров.

С годами в творчестве Алябьева все явственнее проступали автобиографические черты. Мотивы страдания и сострадания, одиночество, тоска по родине, стремление к свободе — вот характерный круг образов периода изгнанничества (романсы «Иртыш» на ст. И. Веттера — 1828, «Вечерний звон», на ст. И. Козлова (из Т. Мура) — 1828, «Зимняя дорога» на ст. Пушкина — 1831). Сильное душевное смятение вызвала нечаянная встреча с бывшей возлюбленной Е. Офросимовой (в девичестве Римской-Корсаковой). Ее образ вдохновил композитора на создание одного из лучших лирических романсов «Я вас любил» на ст. Пушкина. В 1840 г., овдовев, Офросимова стала женой Алябьева. В 40-х гг. Алябьев сблизился с Н. Огаревым. В романсах, созданных на его стихи — «Кабак», «Изба», «Деревенский сторож», — впервые зазвучала тема социального неравенства, предвосхищая искания А. Даргомыжского и М. Мусоргского. Бунтарские настроения характерны и для сюжетов трех последних опер Алябьева: «Буря» по В. Шекспиру, «Аммалат-бек» по повести А. Бестужева-Марлинского, «Эдвин и Оскар» по древним кельтским сказаниям. Так что хотя, по словам И. Аксакова, «лета, болезни и несчастья остепенили его», мятежный дух эпохи декабристов до конца дней не угасал в произведениях композитора.

Алябьев Александр Александрович

(1787-1851) русский композитор

Онлайн казино полностью на русском языке:
  • Сол Казино
    Сол Казино

    1 место! Самый высокий процент отдачи!

  • Рокс Казино
    Рокс Казино

    2 место! Контроль честности!

  • ПинАп Казино
    ПинАп Казино

    Ретро-дизайн и моментальный вывод денег!

  • ФРЭШ Казино
    ФРЭШ Казино

    Свежий дизайн и высокая отдача денег!

Алябьев Александр Александрович — один из самых заметных композиторов своего времени. Он происходил из старинного дворянского рода. Отец Александра занимал важный правительственный пост — был президентом Берг-коллегии и главноуправляющим Межевой канцелярией. Александр Алябьев получил прекрасное по тем временам домашнее образование и, как многие юноши его круга, начал учиться в пансионе при Московском университете. Но на этом его образование закончилось, потому что с началом войны 1812 года Александр ушел в армию. Он служил в гусарах и прошел путь от корнета до подполковника. В его послужном списке отмечено: «Будучи употреблен в опасных местах, везде отлично исправлял данные ему поручения».

Александр Алябьев участвовал в крупных сражениях, заслужил славу отважного офицера, а потом попросил, чтобы его откомандировали в партизанский отряд отважного гусара и знаменитого поэта Дениса Давыдова. Партизаны прославились своей храбростью и бесстрашием, на их счету было множество отчаянных вылазок и нападений на французские войска. Однако особой дисциплиной они не отличались. Однажды отряд Давыдова без санкции высшего командования захватил Дрезден. Командира отстранили, вместе с ним в знак протеста уехал и Алябьев.

Вскоре друзья снова стали служить вместе в гусарском полку, командиром которого был назначен Давыдов. Этот полк первым вошел в Париж.

За свои боевые заслуги Александр Александрович Алябьев удостоился множества наград. «Гусарская вольница» пришлась по душе композитору, поэтому после войны он еще долго ходил в военном мундире. За эти годы у него появилось много боевых друзей, среди них будущие декабристы П. Муханов, А. Бестужев-Марлинский, Ф. Глинка. На войне он также сдружился с Грибоедовым.

Первое крупное произведение — комическую оперу «Лунная ночь, или Домовые» — Алябьев написал скорее для себя, чем для публики. Она была поставлена на сцене императорского театра в Петербурге и получила благожелательные отзывы. Правда, опера в репертуаре не удержалась и даже не была издана. Аналогичная судьба постигла и следующее крупное сочинение композитора — водевиль «Путешествующая танцовщица» (1824). Он был забыт после нескольких спектаклей в Москве. Даже помощь друзей — композитора А. Верстовского и переводчика А. Писарева, с которыми Александр Алябьев написал еще две оперы на сюжеты французских водевилей «Хлопотун, или дело мастера боится» (1824) и «Приключения калифа» (1826), — не смогла изменить ситуацию.

В 1825 году в жизни Александра Алябьева произошел нелепый, но трагический случай, который полностью изменил судьбу композитора. Однажды он устроил у себя дома званый ужин для друзей. Все изрядно выпили, потом стали играть в карты. Один из гостей, воронежский помещик Времев, отказался уплатить крупный проигрыш, намекая при этом, что игра была «нечистой». Они с Алябьевым подрались, а через три дня Времев умер. Алябьеву предъявили обвинение в его убийстве. Следствие длилось целых три года, и все это время Алябьев провел в тюрьме, в одиночной камере.

Близкие Алябьева подозревали, что причина этого сурового заключения кроется в дружбе композитора с декабристами. Хотя он сам и не принимал участия в декабристской организации, после декабря 1825 года преступлением считались даже дружеские связи с участниками восстания на Сенатской площади в Петербурге.

Ничего не могли сделать знатные, богатые родственники композитора. Они добились единственного: в камеру Александра Алябьева разрешили поставить фортепьяно, и композитор получил возможность отвлечься от своей горькой участи.

В заточении он писал веселую музыку к водевилям, сочинял балеты, романсы. Тогда-то и был написан знаменитый «Соловей» на стихи А. Дельвига. Этот романс родился не случайно. В русском фольклоре соловей всегда считался символом воли, свободного полета. Ведь соловьи никогда не поют в клетках, и Алябьев, написав свой романс в сырой полутемной камере, надеялся на благоприятный исход дела.

Однако, несмотря на то, что вина Александра Александровича Алябьева так и не была доказана, его осудили. Композитора лишили дворянства, всех чинов, всех гражданских прав и боевых наград. Он получил предписание жить в сибирских городах, что в буквальном смысле означало ссылку. Кроме того, его предали церковному покаянию на семь с половиной лет.

Алябьев поселился в Тобольске. Там он снова погружается в работу, единственное, что спасает его от отчаяния. Он много сочиняет, организует духовой оркестр, дирижирует, участвует в любительских концертах. В Сибири Александр Алябьев написал такие замечательные романсы, как «Зимняя дорога», «Иртыш», «Два ворона», и другие, которые пересылал друзьям в столицу, поэтому произведения композитора продолжают звучать на концертах в Москве и в Петербурге. Однако на афишах имя Александра Александровича Алябьева не пишут, оно обозначается только инициалами — «А. А. ».

Перенесенные страдания, сырость одиночной камеры, полученные на войне раны — все это сказалось на здоровье композитора, которое становилось все хуже и хуже. Хлопоты родственников увенчались успехом, и Алябьеву разрешили поехать на Кавказ подлечиться.

В 1832 году композитор наконец вырвался из ссылки. Несмотря на болезнь, это был подарок судьбы. Алябьев как одержимый пишет музыку, он записывает грузинские, армянские, азербайджанские мелодии, песни других кавказских народов и выпускает сборник романсов «Кавказский певец». Тогда же он пишет мелодраму «Кавказский пленник» (по произведению А. Пушкина) и оперу «Аммалат-Бек» на сюжет А. Бестужева-Марлинского. Вместе с украинским композитором Максимовичем Алябьев работает над сборником украинских народных песен «Голоса украинских песен», который высоко оценил Н. Гоголь.

Однако разрешенный срок подошел к концу, и Александр Алябьев был вынужден снова вернуться в ссылку. На этот раз его оставили в Оренбурге. Композитор и здесь много работает. Он записывает башкирские, туркменские, киргизские песни и разрабатывает их мелодии в своих произведениях.

Генерал-губернатором Оренбурга в то время был Василий Алексеевич Перовский, который приходился дядей известному писателю А. К. Толстому. Многие детали его биографии и черты характера легли в основу образа Пьера Безухова, героя романа Л. Н. Толстого «Война и мир».

Перовский был также известен своими военными заслугами, а во время выступления декабристов он был рядом с царем на Сенатской площади и прикрывал его от пуль. Генерал-губернатор проникся сочувствием к композитору и обратился к Николаю I с просьбой о смягчении его участи. Царь не мог отказать в просьбе такому человеку. Алябьев получил разрешение жить в поместье у родных, но ему запрещалось приезжать в обе столицы.

Перовский этим не ограничился. Он добился у царя, чтобы Александра Александровича Алябьева восстановили в гражданских правах, и взял композитора к себе на службу, причем дал ему предписание по пути в Оренбург заехать в Москву. Так Алябьев снова оказался в столице. Он не спешил с прибытием на место службы, впрочем, Перовский и не торопил его.

Алябьев прожил в Москве нелегально несколько лет. Ему приходилось устраивать постоянные инсценировки, чтобы не докучала полиция. Он разъезжал по городу в дорожном экипаже с привязанным к нему сзади простым сундуком, как будто отправляясь в дальнюю дорогу. Здесь он женился на своей давней пассии Екатерине Александровне Офросимовой, принадлежавшей к знатному роду Римских-Корсаковых. Эта необыкновенно красивая и обаятельная женщина с радостью согласилась стать женой композитора, хотя он был уже немолод, серьезно болен и официально находился в ссылке.

Счастье добавило ему сил. К тому же вскоре успешно разрешились хлопоты родных, жены и друзей, в результате чего композитору было позволено жить в Москве «под надзором полиции», но с тем, чтобы «не показываться на публике». Выполнить это было сложно, поскольку музыка Алябьева исполнялась повсюду и композитор был желанным гостем во всех салонах и на концертах.

В этот период он написал еще несколько произведений и среди них несколько песен на стихи поэта-революционера Н. Огарева — «Кабак», «Изба», «Деревенский сторож» и другие. Всего за свою жизнь Александр Алябьев написал 7 опер, 20 водевилей, множество произведений для симфонических и духовых оркестров, ряд камерных ансамблей и фортепьянных пьес, хоровые произведения и свыше 200 романсов на стихи П. Вяземского, А. Грибоедова, А. Дельвига, В. Жуковского, Н. Огарева, А. Пушкина, Н. Языкова.

Александра Александровича Алябьева можно считать предшественником русских композиторов-классиков. Впервые в его сочинениях зазвучали темы изгнанничества, одиночества, странничества, неразделенной любви. Многие мотивы его произведений звучали в романсах и сто лет спустя. Классическими образцами романсов стали «Соловей» на стихи А. Дельвига, «Зимняя дорога» и «Я вас любил» на стихи А. Пушкина. Но, конечно, наибольшую известность получил «Соловей». Его распевали повсюду. М. Глинка написал фортепьянные вариации на тему алябьевского «Соловья», а позже венгерский композитор Ференц Лист создал фортепианную транскрипцию романса. Его исполняли величайшие певицы мира в качестве вставного вокального номера в опере «Севильский цирюльник» Дж. Россини. «Иногда в музыке нравится что-то совсем неуловимое и не поддающееся критическому анализу, — писал П. И. Чайковский. — Я не могу без слез слышать «Соловья» Алябьева. »

Силы композитора были на исходе, тяжелая болезнь прогрессировала, и в 1851 году Александр Александрович Алябьев умер.

Азартный композитор Александр Алябьев

АЛЕКСАНДР АЛЯБЬЕВ. ГОДЫ ЖИЗНИ

Александр Александрович Алябьев родился 4 августа 1787 года в семействе родовых дворян в городе Тобольске, где его отец Александр Васильевич (1746-1822) служил вице-губернатором. Мать, Анна Андреевна (умерла в 1813 году), была дочерью Андрея Ивановича Новикова и Авдотьи Ионовны Григоровой. Иногда пишут, что известный издатель Н.И.Новиков приходился ей родным дядей, однако это не так: он представлял другую родственную ветвь. У Анны Андреевны были братья Федор, Петр, Иван, Нил и сестра Наталья, вышедшая замуж за полковника Федора Григорьевича Стрекалова. Алябьев получил хорошее домашнее образование и с детских лет приобщился к занятиям музыкой. Семья губернатора, который был покровителем местного театра и оркестра, не пропускала, практически, ни одного спектакля или концерта.

В 1796 г. семья Алябьевых переехала в Петербург, где Александр в 14 лет был зачислен на службу по горному ведомству. Одновременно начались серьезные занятия музыкой у И.Г. Миллера — «знаменитого контрапунктиста» (М. Глинка), у которого обучались композиции многие русские и иностранные музыканты. С 1804 г. Алябьев живет в Москве, продолжая образование в Благородном пансионе Московского университета , где занимается игрой на фортепиано и теорией композиции , и здесь в 1810 г. были изданы его первые сочинения — «Новый французский романс с аккомпанементом для фортепиано», два фортепианных вальса , написан Первый струнный квартет. Эти сочинения являются едва ли не самыми ранними образцами русской камерной инструментальной и вокальной музыки.

В 1812 Алябьев вступил добровольцем в армию, участвовал в Отечественной войне 1812 и заграничных походах русской армии в 1813-14 (в Иркутском и Ахтырском гусарских и Конноегерском полках). Примечателен факт участия Алябьева в беспримерной по изобретательности и смелости операции по взятию Дрездена, организованной и проведенной, практически без потерь, знаменитым партизаном и известным поэтом Денисом Давыдовым. Именно при взятии Дрездена Алябьев был ранен. Принимал участие в сражении под Лейпцигом, боях на Рейне и взятие Парижа. Награжден орденами св. Анны 4-й степени, св. Владимира 4-й степени и медалью в память войны 1812 г. Окончил войну в чине ротмистра. Затем военная служба продолжалась в Петербурге, где Алябьев в 1915 году сочинил одно из ранних своих произведений — гусарскую песню «Один еще денек».

В 1823 Алябьев вышел в отставку в чине подполковника «с мундиром и полным пенсионом». Живя попеременно в Москве и Петербурге, он сблизился с артистическим миром обеих столиц. В доме драматурга А. Шаховского он встречался с Н. Всеволожским — организатором литературного общества Зеленая лампа; с И. Гнедичем, И. Крыловым, А. Бестужевым. В Москве на вечерах у А. Грибоедова музицировал с А. Верстовским, братьями Виельгорскими, В. Одоевским. Алябьев участвовал в концертах как пианист и певец (прелестный тенор), много сочинял и все больше завоевывал авторитет у музыкантов и любителей музыки. В 1822 г. в Петербурге и Москве с большим успехом состоялись постановки его первой оперы «Лунная ночь, или Домовые» (либр. П. Муханова и П. Арапова) и написанной в сотрудничестве с А. Н. Верстовским оперы-водевиля “Новая шалость, или Театральное сражение”. В 20-е гг. на сценах московских и петербургских театров появляются водевили М. Загоскина, П. Арапова, А. Писарева с музыкой Алябьева ( «Деревенский философ» ( 1823, Москва), «Путешествующая танцовщица-актриса, или Три сестры-невесты» (1824, Петербург, бенефис А. И. Истоминой; 1825, Большой театр, Москва, бенефис Д. С. Ришард), «Забавы Калифа, или Шутки на одни сутки» (1825, совм. с комп. Ф. Е. Шольцем и А. Н. Верстовским) и др ). В январе 1825 вместе с Верстовским Алябьев пишет музыку к прологу “Торжество муз” М. А. Дмитриева, прозвучавшему на торжественном открытии Большого театра.

Но нелепое происшествие 24 февраля 1825 изменило всю жизнь музыканта. Как-то раз за картами Алябьев уличил одного из игроков, своего знакомого помещика Т.М.Времева, в нечестной игре. Будучи человеком чрезвычайно несдержанным и вспыльчивым, он в запале ударил шулера, который через несколько дней скончался — по заключению врачей, от разрыва селезенки. И хотя Времев был серьезно болен, все попытки доказать, что смерть наступила вовсе не по причине стычки за картежным столом, ни к чему не привели. Алябьева обвинили в убийстве, было заведено уголовное дело. На суде не было доказано, что смерть Времева произошло от побоев, но факт азартной карточной игры и нанесения Времеву побоев был установлен. Три года провел Алябьев в тюрьме, где продолжал писать музыку. Именно находясь в тюремном заключении, Алябьев пишет своё самое знаменитое произведение — романс «Соловей». Тогда же им был сочинен комический балет «Волшебный барабан, или Следствие волшебной флейты» (судя по названию, — продолжение балета «Волшебная флейта, или Танцовщики поневоле»Маковеца, 1818), балет был поставлен в 1827 в Московском Большом театре (балетмейстер Ф. Бернаделли).

Высочайше утвержденным 1 декабря 1827 года мнением государственного совета Александр Александрович был приговорен к ссылке «на родину», на житье в Тобольск («Исторический Вестник», 1908 года, апрель, «К биографии Алябьева » А.В. Безродного). В Тобольской ссылке Алябьев жил в приходе Захарьевской церкви, где ему вменялось регулярное покаяние. В этот период композитор занимается сочинительством военной и церковной музыки, в основном оставшейся неизданной. Церковные сочинения Алябьева в церковно-певческую практику не вошли. Рукописи их хранятся в библиотеке московской консерватории. Там же в Тобольске Алябьев организовал симфонический оркестр «казачьей музыки», руководил симфоническими и хоровыми концертами, выступал как дирижёр и пианист. К этому времени относятся широко известные романсы Алябьева, опубликованные в сборнике «Северный певец» (1828, 1831), и ряд оркестровых произведений.

В 1831 Алябьев с большим трудом добился «высочайшего соизволения» на «пользование» Кавказскими минеральными источниками. Поездка на Кавказ не изменила социального положения Алябьева, он по-прежнему ссыльный и по-прежнему находился под надзором местных властей. С февраля до начала курортного сезона 1832 года композитор жил в Ставрополе, затем переехал в Пятигорск. Из архивных документов известно, что остановился он в доме «умершей майорши Карабутовой», который сохранился до наших дней, с 1980 отмечен мемориальной доской, а с 1997 является отделом музея-заповедника М.Ю. Лермонтова («Дом Алябьева»).
Во время пребывания в Пятигорске Алябьев много работал: было положено начало новому большому этапу в творческой деятельности композитора — его занятиям музыкальным фольклором. Алябьеву принадлежат первые в России обработки песен — русских, украинских, цыганских, народов Заволжья, Средней Азии и Кавказа. Во время своего пребывания на Кавказе Алябьев работает над сборником украинских народных песен, в чем ему помогает известный ук­раинский литератор и фольклорист Максимович. Итогом пребы­вания на Кавказе стали романсы Алябьева, написанные в 1830-х годах и издававшиеся под общим заголовком «Кавказский певец» и опера «Аммалат-Бек» (на сюжет повести поэта-декабриста Бестужева-Марлинского).

В 1833-34 Алябьев жил в Оренбурге, затем — в Московской губернии. Сильное душевное смятение вызвала нечаянная встреча Алябьева с бывшей возлюбленной Екатериной Александровной Офросимовой (1803-1854, в девичестве Римской-Корсаковой, дочерью Марии Ивановны Наумовой и Александра Яковлевича Римского-Корсакова, дом которых на Страстной площади в Москве, помнивший Пушкина, Грибоедова, Дениса Давыдова, считался одним из прототипов дома Фамусова; в 1-м браке (с 1827 года) — за Андреем Павловичем Офросимовым (1788-30.7.1839), полковником). Еще до 1925 года Алябьев ухаживал за Екатериной Александровной, познакомившись с ней на одном из балов. Между ними начался роман, который прервался после ареста Алябьева. Ее образ вдохновил композитора на создание одного из лучших лирических романсов «Я вас любил» на стихи Пушкина. 20 августа 1840 года в селе зятя композитора В.М.Исленьева Рязанцы Богородского уезда в церкви Святой Троицы А.А.Алябьев обвенчался с овдовевшей к тому времени Екатериной Офросимовой. Екатерина Александровна писала: «Я вступила в супружество с Алябьевым уже во время его несчастия, не увлекаясь никакими житейскими выгодами, и одно только чувство любви и уважения к его внутренним качествам могло ободрить меня на такую решимость». Можно определить круг лиц, присутствовавших на свадьбе. Согласно записи в метрической книге, поручителями со стороны жениха были полковник граф Федор Иванович Толстой и корнет Николай Иванович Иохимсен, а со стороны невесты — князь Андрей Иванович Вяземский, титулярный советник Иван Петрович Рышков и Владимир Михайлович Исленьев. (Граф Ф.И.Толстой — это знаменитый Толстой-Американец, сват А.С.Пушкина, друг Д.В.Давыдова и П.А.Вяземского. Александр Алябьев на слова его дочери Сары (умерла в 1838 году) сочинил романс «Роза».)

Своих детей Алябьевы не имели, они заботились о Леониле Пассек (ок. 1824-1904), взятой на воспитание Екатериной Александровной. Отца Леонилы Василия Васильевича в начале XIX века также сослали в Тобольск, откуда многочисленная семья Пассеков приехала в Москву в 1825 году. В Тобольске Пассекам покровительствовали родственники композитора — Василий Федорович Алябьев и его жена Екатерина Ивановна, крестившая у Пассеков одного из сыновей. По приезде в Москву Пассеки сблизились с дочерью В.Ф.Алябьева Александрой Киреевой — красавицей, воспетой Пушкиным и другими поэтами. В 1842 году 18-летняя Леонила вышла замуж за капитана Григория Петровича Сорокина. Он происходил из тульских дворян, воспитывался в Императорском военном сиротском доме. Венчание состоялось 18 января в церкви свт. Спиридона Тримифунтского на Козьем болоте. Свидетелями со стороны жениха были его сослуживцы Павел Дмитриевич Рудаков и Алексей Абрамович Якимов, со стороны невесты — Екатерина Александровна Алябьева и брат Леонилы Вадим Васильевич Пассек (1808-1842) писатель, историк Симонова монастыря, друживший с А.И.Герценом и женатый на его «корчевской кузине» Татьяне Петровне Кучиной». На свадьбе мог присутствовать и сам А.А.Алябьев, по сведениям полиции, 30 января отбывший из Москвы в село Офросимовых Пущино Тульской губернии.

24 апреля 1842 года Алябьеву, находившемуся в столице полулегально, было высочайше предписано выехать на жительство в Коломну, куда композитор с женой отправился 16 мая.
«Коломна городок — Москвы уголок» — так говорили о самом красивом тогда городе Московской губернии. Здесь Алябьев создавал церковные хоры и оперу «Аммалат-Бек». До нас дошла запись местной пословицы, сделанная Александром Александровичем на титульном листе нотной тетради: «У дворян животы тонки, да длинны, а у купцов животы толсты, да коротки».
Сведений о пребывании Алябьева в Коломне почти не сохранилось. Круг его тамошнего общения нам удалось восстановить по архивным документам.
Из наиболее известных коломенских жителей того времени композитор мог встречаться с Иваном Ивановичем Мещаниновым и Савином Дементьевичем Шераповым.

Титулярный советник И.И.Мещанинов жил в старинном доме, который когда-то посещала Екатерина II (проезд Артиллеристов, 7, в усадьбе сейчас располагается артиллерийское училище). Современники отзываются о нем как о человеке хорошо образованном и склонном к уединению. Упоминает о Мещанинове как об уважаемой в городе личности и литератор Н.Д.Иванчин-Писарев, выпустивший в 1843 году книгу «Прогулка по древнему Коломенскому уезду». В Коломне он познакомился с «почетным гражданином Сав. Дем. Шераповым, храмоздателем и благотворителем неимущих, а притом и любителем отечественных древностей». К нему Николай Дмитриевич отнесся с заметной долей иронии. В письме к Д.П.Голохвастову он сообщает: «Я получил еще три письма от выступающего на литературном поприще коломенского почетного гражданина Шерапова, и все три со стихами».
Сам Н.Д.Иванчин-Писарев к родоначальнику русского романса Александру Алябьеву имел не последнее отношение: его тетка Елизавета Петровна была женою дяди композитора Петра Андреевича Новикова. К тому же Алябьев является автором музыки к двум стихотворениям Николая Дмитриевича. Иванчин-Писарев жил у себя в имении в селе Рудины Серпуховского уезда и, вполне вероятно, навещал Алябьева в Коломне.

Новиковы вообще тесно связаны с Коломенским уездом, где издревле находились их поместья. Родовая вотчина матери Алябьева — село Юрасово, пожалованное Новиковым еще в XVII веке. В середине XIX века это село (уже Бронницкого уезда) принадлежало двоюродному брату композитора Николаю Петровичу Новикову, соседнее же Семеновское — его родному брату Василию вместе с Николаем Петровичем и Авдотьей Ивановной Новиковыми.
В конце XVIII века в Коломенском уезде дядя Анны Андреевны (матери А.А.Алябьева) Борис Иванович Новиков владел селом Непецино, а ее братья — селениями Алешково, Хахалево, Обухово, Мощаницы и другими. В 1843 году Непецино принадлежало троюродному брату Алябьева литератору Петру Александровичу Новикову; Тарбушево, Обухово его двоюродному брату Николаю Петровичу; Алешково, Речицы, Хахалево — зятю И.А.Новикова Петру Артамоновичу Кожину; Мощаницы двоюродной сестре Алябьева Авдотье Ивановне Новиковой.

31 октября 1842 года в Успенском соборе коломенского кремля крестили Николая, сына канцеляриста Михаила Николаевича Лаврова и его жены Екатерины Сергеевны. Восприемниками были «коломенский помещик Александр Александрович Алябьев и коломенская дворянка девица Варвара Васильевна Иванова». М.И.Лавров служил в коломенском уездном суде. В 1839 году вышел в отставку, проживал с семьей в Коломне. Е.С.Лаврова, дочь майора Сергея Александровича Тиханова, имела братьев Василия, Александра и сестру Елизавету. Тихановы были знакомы с И.И.Мещаниновым (крестным отцом Александра и Елизаветы Сергеевичей).
1 апреля 1843 года в церкви Николы Гостиного в коломенском кремле крестили Иосифа, сына коломенского уездного доктора, коллежского советника и кавалера Федора Егоровича Сабинина и жены его Любови Николаевны. Восприемники — «подполковник Стефан Кондратьевич Канищев и 14 класса чиновница из дворян Екатерина Александровна Алябьева, урожденная Римская- Корсакова».

В Коломне Алябьевых могли навещать их родные: Соймоновы, Сорокины и другие: в фонде Коломенского уездного суда сохранились копии доверенностей, оформленных супругами в 1842 году. 3 июня Александр Александрович выдал доверенность своей сестре Авдотье Соймоновой на получение заемных писем от Екатерины Александровны (жены) на сумму 42 тысячи 857 рублей серебром. Сумма эта, судя по всему, была взята Екатериной Александровной для обеспечения приданым Леонилы Пассек. 17 июня Е.А.Алябьева оформила доверенность Г.П.Сорокину на управление своим имением, а 14 августа передала полномочия управляющего Ивану Петровичу Рышкову.

6 апреля 1843 года Екатерина Александровна Алябьева подала князю Д.В.Голицыну письменную просьбу: восстановить ее мужа на службе и ходатайствовать о разрешении ему жить в столицах. Разрешение было получено в июне. 5 июля в Коломенском городническом правлении А.А.Алябьев дал подписку в том, что ему «о Высочайшем соизволении разрешения. жительства в Москве коломенским господином городничим . объявлено». 17 июля он прибыл в первопрестольную и остановился в доме своей жены на Новинском бульваре (подробнее о судьбе дома Алябьевых можно прочитать на сайте проекта «Москва, которой нет» — «Дом Алябьева» и в статье православного журнала «Мир Божий» — «Последние часы дома Алябьева»).

По сведениям полиции, с 6 по 12 августа Александр Александрович находился в селе Соймоновых Тарычево Подольского уезда, с 27 августа по 1 сентября — гостил в селе сестры В.А.Шатиловой Александрове Звенигородского уезда, а 15 сентября выехал в Дмитровский уезд в село Даниловское, принадлежавшее сестре Е.А.Алябьевой Софии Волковой.

18 февраля 1844 года в церкви Николая чудотворца на Арбате крестили дочь Сорокиных Александру. Восприемники отставной капитан Сергей Александрович Римский-Корсаков и Екатерина Александровна Алябьева. 1 июля 1845 года в церкви Николая чудотворца на Новом Ваганькове крестили Петра Сорокина: крестный отец — А.А.Алябьев, крестная мать — вдова подпоручика Анастасия Петровна Нудольская. 2 декабря 1847 года в церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы в бывшем Новинском монастыре крестили Екатерину Сорокину восприемниками были ее дядя Помпей Пассек и Екатерина Александровна Алябьева.

Александр Александрович Алябьев умер 22 февраля 1851 года, а 24 февраля скончался его двоюродный брат Николай Петрович Новиков. Братьев похоронили в Симоновом монастыре у церкви близ северной ограды, рядом с отцом и матерью композитора, братьями матери Нилом и Петром Новиковыми, а также ее сестрой Натальей Стрекаловой. Эпитафии на памятниках А.В.Алябьеву и П.А.Новикову принадлежали перу Н.Д.Иванчина-Писарева.

После смерти А.А.Алябьева его вдова часто посещала монастырь, заказывала панихиды. В 1853 году попечением Екатерины Александровны была возобновлена церковь у северной ограды, освященная во имя преподобного Александра Свирского чудотворца. Под церковью устроили усыпальницу, куда перенесли прах Алябьева. В течение 1854 года до самой смерти Екатерины Александровны здесь ежедневно служились молебны. Позже, очевидно, исполняя волю покойной, ежедневные службы заказывала ее воспитанница Л.В.Сорокина.

«Русская музыкальная газета» в 1901 году так описывала семейный склеп Алябьевых: небольшое окошко, льющее скудный свет, чугунная плита на возвышении, над плитой — распятие и несколько икон, перед ними — лампада, в стороне — обветшавшее кресло.

Симонов монастырь разрушили в 1930 году. Вместе с ним исчезли могилы композитора и его жены.

Тут самые большие бонусы:
  • Сол Казино
    Сол Казино

    1 место! Самый высокий процент отдачи!

  • Рокс Казино
    Рокс Казино

    2 место! Контроль честности!

  • ПинАп Казино
    ПинАп Казино

    Ретро-дизайн и моментальный вывод денег!

  • ФРЭШ Казино
    ФРЭШ Казино

    Свежий дизайн и высокая отдача денег!

Добавить комментарий